Виктор Имантович Алкснис (v_alksnis2) wrote,
Виктор Имантович Алкснис
v_alksnis2

Документы по событиям в Тбилиси

Я обещал поискать у себя в архиве документы, связанные с трагическими событиями в Тбилиси 9 апреля 1989 года. Пока нашел только информационное письмо Генерального прокурора СССР Н.С.Трубина, которое было роздано народным депутатам СССР. Тогда многие народные депутаты СССР отнеслись к этому письму с недоверием, но теперь, по прошествии 17 лет, я думаю отношение к нему должно быть иным.
Почитайте, подумайте.
Вот так крушили Советский Союз. 

О результатах расследованиях тбилисских событий 9 апреля 1989 г.

В 1987-1988 гг. в Грузии были созданы неформальные объединения: «Общество Илии Чавчавадзе», «Общество Ильи Праведного», «Хельсинкская группа», «Партия национальной независимости Грузии», «Национально-христианская партия Грузии» и Партия национальной справедливости Грузии». В общей сложности эти партии объединяли около 3 тыс. человек. Все они до 9 апреля 1989 г. надлежащим образом зарегистрированы не были. Их организаторами были 3. К. Гамсахурдиа, М. И. Костава, И. С. Церетели, Г. О. Чантурия и некоторые др.

Деятельность созданных партий с самого начала писала резко выраженный антиконституционный, антисоветский, национал-шовинистический характер, что прямо указывалось в их программах. Своими целями они ставили: насильственный захват политической власти с изменением существующего в Грузинской ССР общественно-политического строя, разрушение всех структур государственной власти и управления, нарушение национально-государственного устройства и прав проживающих в Грузии меньшинств, в том числе ликвидацию автономий Абхазии, Аджарии и Южной Осетии, изменение административно-государственного устройства, границ и территориальной целостности соседними с Грузией союзных республик.

В качестве основной и конечной цели провозглашался «развал Российской империи», свержение в Грузии советской власти, выход Грузинской ССР из состава Союза ССР и «содействие процессам распада СССР».

Предусматривались также вывод из Грузии войск Советской Армии, создание собственных националистических военных формировании связь и координация действий со всеми сепаратистскими, антисоветскими силами Латвии, Литвы, Эстонии, Армении, Азербайджана, Молдавии и зарубежных стран, обращение за оказанием помощи и содействия иностранным государствам, ввод на территорию Грузии войск ООН, вступление Грузии в военный блок НАТО.

С этой целью Гамсахурдиа, Церетели, Чантурия и другие поддерживали неофициальные связи с представителями грузинской эмиграции находящимися в разных странах, создав специальное нелегально «Загранбюро Национально-демократической партии Грузии», которую возглавил выехавший в США неоднократно судимый Гудава.

Практически указанные цели они осуществляли путем подстрекательства к проведению политических забастовок, саботажа и пикетирования предприятий, учреждений и организаций, голодовок, несанкционированных митингов и манифестаций, массового нарушения общественного порядка, неповиновения органам власти, активного сопротивления и противодействия силам охраны правопорядка, не исключая при этом возможности «кровопролития», «всеобщей борьбы Грузии за независимость до последней капли крови».

Проект программы «Национально-христианской партии Грузии» предусматривал, что «для достижения независимости Грузии партия использует крайний метод - "общенародное восстание"...» Для осуществления этого создавались незаконные вооруженные формирования.

В частности, лидерами неформальных объединений были принят меры к созданию так называемого «Легиона грузинских соколов» целью которого являлась подготовка «гражданских офицеров, которые в случае необходимости смогут организовать, направить и повести за собой патриотически настроенные массы».

В одной из листовок указывалось: «Грузинский полк - «легион грузинских соколов» - приглашает всех: ...«афганцев», служивших в десанте, спортсменов, каратистов, грузин-патриотов. ...Начинает лить ручьями грузинская кровь, надо уничтожить источник зла, надо ликвидировать всякие мини-государства на грузинской земле...»
К апрелю 1989 г. 3. К. Гамсахурдиа, М. И. Костава, И. С. Церетели и Г. О. Чантурия организовали и провели около 30 несанкционированных митингов, манифестаций и политических забастовок, в результате чего в Тбилиси и других городах республики систематически грубо нарушался общественный порядок, предпринимались попытки насильственной остановки работы промышленных предприятий, нормальная их жизнедеятельность парализовались, не работал общественный транспорт, прекращались занятия в школах и вузах, срывалась работа учреждений культуры, были блокированы ближайшие шоссейные и железнодорожные магистрали.

Однако эта противоправная деятельность своевременно и решительно не пресекалась. И хотя по аналогичным фактам еще 9 декабря 1988 г., 20 февраля 1989 г., 7 апреля 1989 г. органами внутренних дел и прокуратуры г. Тбилиси были возбуждены уголовные дела, организаторы этих беспорядков к уголовной ответственности не были привлечены.
Воспользовавшись безнаказанностью и бездействия правоохранительных органов, они в начале апреля 1989 г. резко активизировали свою антиконституционную деятельность по дестабилизации общественно-политической жизни в республике.

Таким образом, к трагическим событиям 9 апреля 1989г. лидеры неформальных объединений шли сознательно, и все их действия свидетельствуют совсем не о «мирном» характере последующих манифестаций.

В течение 4-9 апреля 1989 г. 3. К. Гамсахурдиа, М. И. Костава, И. С. Церетели, Г. О. Чантурия и другие предприняли организованные противоправные действия, направленные на дестабилизацию общественно-политической обстановки и столкновение с силами охраны правопорядка с тем, чтобы эта дестабилизация достигла наивысшей напряженности к 14 апреля (с учетом назначенной на 9 апреля «расправы» с абхазцами, а затем и с осетинами) и они смогли бы практически осуществить намеченные в программах их партий националистические, экстремистские цели, захватить политическую власть в республике с последующим изменением существующего конституционного строя, ликвидацией советской власти и выход Грузии из состава Союза ССР.

На организованных и проведенных в Тбилиси у Дома правительства, у здания Гостелерадио и в других местах города в это время непрерывных несанкционированных митингах, на которые специально доставлялись даже учащиеся средних и старших классов школ, они подстрекали население к проведению всеобщей политической забастовки, призывали к массовому неповиновению законным органам власти, борьбе с ними, восстанию и активному сопротивлению силам охраны правопорядка; созданные по их инициативе мобильные группы агитаторов пикетировали промышленные и транспортные предприятия, узлы связи и другие учреждения.

Для практического выполнения всех этих антиконституционных, экстремистских призывов и руководства всеми противоправными действиями Гамсахурдиа, Костава, Церетели и Чантурия создали Центральный забастовочный комитет и 17 подкомитетов, «Единый комитет народного движения» и взамен существующего законно избранного правительства Грузинской ССР «Временное правительство Грузии».

По их инициативе были созданы также отряды из членов бывших воинов-«афганцев», спортсменов и физически крепких мужчин, которые по их призыву заранее вооружились металлическими прутьями, цепями, камнями, досками, палками, самодельными взрывными устройствами, бутылками с зажигательной смесью, отравляющими химическими веществами и другими предметами. Был организован и сбор денег для приобретения огнестрельного оружия.

Для оказания содействия этим боевикам Церетели и другие пытались склонить на свою сторону имеющих огнестрельное оружие работников милиции и госбезопасности республики.

В целях оказания медицинской помощи лицам, которые готовились вступить в борьбу с силами охраны правопорядка, были организованы постоянное дежурство медицинских работников, заблаговременный вызов машин «скорой помощи», подготовлены места в больницах, проведен инструктаж митингующих по защите от возможного применения химических спецсредств. Часть митингующих была обеспечена противогазами, специальными повязками с содовыми раствором и т. д. Днем 8 апреля по призыву Гамсахурдиа, Церетели и других лидеров их партий многотысячная толпа митингующих двинулись к Руставскому металлургическому заводу и предприняла попытку силой ворваться на территорию завода и остановить производство.

Охрана завода была вынуждена применить пожарные машины. Однако это не остановило демонстрантов. Бесчинства были прекращены лишь после предупредительных выстрелов, произведенных заместителем начальника охраны комбината.

Попытка руководства республики, МВД Грузии и командования ЗакВО, не прибегая к крайним мерам, предостеречь митингующих и их лидеров от дальнейших противоправных действий демонстрацией военной техники их не образумила.

Боевые машины, прошедшие по проспекту Руставели, забрасывались камнями, металлическими урнами и другими предметами, боевики запрыгивали на броню, закрывали водителям-механикам обзор, пытаясь спровоцировать этим наезд на людей. В результате хулиганских действий митингующих семь военнослужащих и пять работников милиции были избиты, оказались поврежденными сопровождающие колону автомобили ГАИ.

В связи с прибытием по просьбе руководства республики в г. Тбилиси для поддержания общественного порядка внутренних войск МВД СССР Гамсахурдиа, Костава, Церетели отложили выезд отрядов боевиков в г. Сухуми. (Они выехали туда после 9 апреля, где в результате спровоцированных межнациональных конфликтов было убито 25, ранено 665 человек и похищено 4900 единиц огнестрельного оружия.)

Именно эти боевики и группа хулиганствующей молодежи, многие из которых находились в нетрезвом состоянии, по призыву Гамсахурдиа, Церетели, Костава, Чантурия и других днем 8 апреля организовали насильственный захват в г. Тбилиси троллейбусов, автобусов, груженных строительными материалами грузовых автомашин и баррикадирование ими ближайших к Дому правительства улиц, а затем воспрепятствовали работникам милиции в разблокировании забаррикадированных им улиц.

В этот день, как и раньше, отмечались также многочисленные стычки между боевиками, группами хулиганствующей молодежи и представителями трудовых коллективов, отдельными представителями интеллигенции и сотрудников милиции, которые призывали митингующих успокоиться и воздержаться от конфронтации с органами власти.
Во время митингов демонстранты по указанию лидеров «неформалов» имели при себе заранее подготовленные транспаранты и плакаты антисоветского и антирусского содержания:
- «Долой, советская власть!»,
- «Давить русских»,
- «Долой прогнившую Российскую империю!»,
- «Нет правительству!»,
- «Долой фашистскую армию!»,
- «Русские! Вон из Грузии!»,

Провокационные, подстрекательские призывы Гамсахурдиа, Костава, Церетели, Чантурия и активистов их партий к населению и кровопролитию подтверждаются имеющимися в распоряжении следствия текстами их собственных, иногда до 30 раз в день, выступлений на митингах, во время которых у присутствовавших, в том числе у подростков, была взята клятва активно, вплоть «до кровопролития», сопротивляться и не уступать силам охраны правопорядка, оставаться на местах митингов до полного удовлетворения выдвинутых ими антиконституционных требований.

И. С. Церетели:
«...Национальное движение ни в чем уже не подчиняется существующему марионеточному правительству...
... Правительство аннулировать...
Объявить национальное неповиновение...
О создании нового правительства сообщить иностранным государствам, и это мы и вы обязаны защитить до последней капли крови...
Мы сознательно отказываемся вступать в переговоры с фактически не существующим правительством...
Нами на 14 апреля запланирована грандиозная манифестация...
Создать гвардию движения...
Мы объявляем войну не столько абхазским сепаратистам, а кремлевскому империализму...
Сегодня в Тбилиси привезли отряды военизированной милиции. ..
...К нам подходят войска. Мы их не боимся, пускай приходят, встретим...
Нужна бескомпромиссная борьба, другого пути у нас нет...
...Мы требуем незамедлительного выхода из состава так называемой Русской империи. В Грузию должны войти армейские подразделения ООН, которые временно будут защищать нашу безопасность... Далее Грузия должна будет войти в НАТО как военный союзник».

М. И. Костава:
«...Друзья, сейчас сюда пришли солдаты, воевавшие в Афганистане...
Кто здесь находится из парней, воевавших в Афганистане? Соберитесь у входа в кинотеатр "Руставели"...»

3. К. Гамсахурдиа, подстрекая митингующих и активному сопротивлению силам охраны правопорядка, заявил: «...Нам требуются трайлеры, прошу привести к нам... Необходимо связаться со строительными организациями, чтобы они блокировали бетонными плитами проспект Руставели...Прошу представителей грузовых АТК и строительных организаций подойти к нам... Узкие проходы в нужный момент мы закроем, и никакие танки не пройдут... Закрыть центральный вход к Иверии», также оба входа со стороны Руставели чтобы были закрыты... Просим служивших в Афганистане... подойти к кинотеатру "Руставели"».

С такими же экстремистами, провокационными призывами выступали на митингах и активисты неформальных партий:
«...- Пока существует советская власть, мы не сможем упразднить автономии Абхазии, Аджарии, Южной Осетии...» «...Молодые пришли с транспарантами: "Грузины! Мы с вами, воевавшие в Афганистане". К нам присоединились более двухсот молодых... Сегодня эта молодежь, которая на протяжении двух лет проливала кровь за русскую империю ...готова, если будет нужно, пролить кровь за Грузию...» «Мы, афганские ребята, собрались., и решили ехать в Абхазию...» «Решим проблему Абхазии... встанет новая проблема азербайджанизации юго-восточного региона Грузии. Проблема греков в южной Грузии...» «...Как мы должны поступать, если внутренние войска нападут на нас?.. Мы здесь должны стоять по возможности до конца...» «...Мы будем бороться за наступление часа победы...» «Большевики являются врагами...»
«...Стоят пожертвовать за свободу... сегодня нас пугают -будет кровопролитие... смерть за нацию».
«...Не пожалеем пролитой крови... мы пришли для того, чтобы встать вместе с вами...»

Помимо этих подстрекательских призывов к противоправному изменению существующего в Грузии конституционного строя и насильственному «решению абхазского и юго-осетинского вопроса» Гамсахурдиа, Церетели, Костава, Чантурия и другие широко распространяли среди митингующих заявления-обращения, в которых указывалось:
«Общество провозглашает советскую власть и государство на территории Грузии исторически неоправданным, неправомерным и незаконным явлением...»
«...Пусть абхазцы немедленно выедут с территории Грузии... и пусть упразднят Абхазскую автономную республику; Упразднить Юго-Осетинскую автономную область и упразднить Аджарскую автономную республику..»

Митингующими был принят составленный Гамсахурдиа, Костава, Церетели и Чантурия ультиматум правительству Грузинской ССр, в котором, в частности, указывалось:
«...Демократическая республика Грузия была аннексирована Советской Россией... военной диктатурой...
...Национальное движение Грузии требует объявить правительству Грузинской ССР полное недоверие...
...Объявляет национальное неповиновение и не прекращает массовые забастовки и голодовки протеста...»

Многочисленные материалы, документы и показания свидетельствуют о крайнем накале страстей и агрессивном состоянии митингующих, в связи с чем принятое 8 апреля 1989 г. Бюро ЦК КП Грузии и Советом Министров ГССР решение о пресечении несанкционированных митингов в г. Тбилиси являлось обоснованным и необходимым, оно было направлено на стабилизацию общественно-политической обстановки в республике, восстановление нормальной жизнедеятельности столицы, прекращение массовых нарушений общественного порядка и предупреждение наступления более тяжких последствий, в том числе реальной угрозы кровопролития на межнациональной почве. Бескопромиссная позиция Гамсахурдиа, Церетели и других лидеров неформальных организаций, отказавшихся вести конструктивный диалог с органами власти, исключила разрешение возникшей обстановки политическими, ненасильственными средствами.

Когда организаторам митинга стало известно о реальном применении силы и опасности травмирования людей в случае неподчинения органам правопорядка, Гамсахурдиа, Церетели и другие, игнорируя неоднократные предупреждения и зная, что на площади находится значительное число женщин, подростков, не только не попытались воспрепятствовать трагическому развитию событий, принять меры к прекращению нарушений общественного порядка, роспуска митинг, но и призывали собравшихся к невыполнению законных требований большой плотности и скученности массы людей сесть на землю перед самым подходом воинских частей и оказанию им сопротивления.
Организованные в нескольких местах танцы носили показное и неестественное в минуты грозящей опасности веселье. Присутствие на площади представителей средств массовой информации с фото- и видеоаппаратурой, в том числе специально прибывших из Москвы, свидетельствует о том, что лидеры неформальных организаций, действуя по заранее разработанному сценарию, стремились придать митингу видимость безобидной, мирной манифестации.

Когда же власти приняли меры к пресечению массового нарушения общественного порядка, боевики и группы хулиганствующей молодежи по призыву Гамсахурдиа, Церетели и других организаторов оказали войскам ожесточенное вооруженное сопротивление, что вызвало правомерное применение военнослужащими силы, в том числе с использованием специальных средств резиновых палок, химических веществ слезоточиво-раздражающего действия.

В распоряжении следствия имеются многочисленные показания самих митингующих, оказывавших активное сопротивление военнослужащим.
Процитирую некоторые из них: «...Наши грузинские мужчины встали на защиту народа... и стали избивать солдат. В руках у нас были палки. Я лично разломал скамейку и с этим колом пошел «крушить» солдатские головы... Часть солдат была окружена нашими грузинскими ребятами, среди которых были спортсмены, занимающиеся каратэ, дзюдо, боксом. Эти ребята достаточно расправились с солдатами. Шла драка на смерть.... Ребята отнимали дубинки, ломали щиты...» «...Перед цепью солдат выстроились группы молодых спортсменов. ... разбили деревянные лавки и штакетники и палками стали быть солдат...» «...Наши ребята оказали солдатам сопротивление, как полагается настоящим грузинским мужчинам. Мы «поддали» бы больше солдатам-извергам, но силы были неравны и мальчики с боем и потерями отступали. У наших ребят были палки, камни, металлические штыри и кулаки...» Таких свидетельств можно было бы привести много. О своем участии и оказании активного сопротивления военнослужащим в ходе вытеснения митингующих дали показания более 50 свидетелей из числа участников митинга.

О наличии у демонстрантов орудий сопротивления объективно свидетельствует и то, что ими разбиты и повреждены 251 пластиковый металлический щит, 39 бронежилетов, 5 касок. Это подтверждается протоколами осмотров, заключениями криминалистических экспертиз, другими документами, фактами травмирования 189 военнослужащих камней, палок, битого стекла и т. п. предметов.

Как установлено расследованием (показаниями военнослужащих, самих митингующих, очевидцев и видеозаписями), при вытеснении демонстрантов с площади перед Домом правительства основная масса митингующих сосредоточивалась в районе, лестницы, которая служила импровизированной трибуной, и именно в этом месте произошла давка, которая постоянно усиливалась вследствие заранее подготовленного организаторами митинга вооруженного сопротивления силам правопорядка, специально созданного группами молодежи и блокирования ими прилегающих улиц автотранспортом, неповиновения войскам основной части собравшихся, которые, поддавшись призывам лидеров и активистов митинга, отказались уйти с митинга до его насильственного прекращения и сели на землю, асфальт и лестницу перед Домом правительства, и притока к Дому правительства больших групп молодежи со стороны площади Республики.

До начала вытеснения и в ходе его проспект Руставели со стороны площади Республики оставался свободным для прохода. Митингующие имели также возможность уйти с площади по другим улицам, которые не были блокированы.

Кроме того, во избежание травмирования митингующих в войсковых цепочках были организованы проходы, воспользоваться которыми и полной мере желающие не смогли из-за начавшегося сопротивления агрессивной части демонстрантов, препятствовавшей уход с площади митингующих.
По этому поводу свидетели при допросах показали следующее:

«Возле Дома правительства людей было больше и стояли плотно. Люди не смогли быстро уйти, так как задние ряды их не пускали. Среди митингующих началась давка», «было заметно, как с другой стороны, от Дома связи, перемещаются в сторону Дома правительства спортивного телосложения мужчины, примерно 100-150 человек. Это движение было хорошо видно, образовалась давка.» «...Толпа на проспекте Руставели была настолько густа, что протиснуться негде было, а задние со стороны Дома связи напирали еще на передних с криками: «Бей их!..» «...Часть молодых людей с палками сдерживала толпу и не и не давала им возможности уйти... В этом районе и образовалась давка...»
Эти показатели очевидцев и видеозапись на которой зафиксировано, как цепочка мужчин сдерживают задние ряды митингующих, не давая им возможности покинуть площадь в направлении в направлении площади Республики, опровергают различного рода необоснованные утверждения о якобы имевшем место полном или частичном окружении митингующих в районе правого крыла Дома правительства военнослужащими.

Вытеснение митингующих производилось путем фронтального движения военнослужащих вдоль проспекта Руставели с рубежа от площади Ленина до площади Республики.
Таким образом, давка у Дома правительства, в которой пострадали люди, возникла не в результате каких-либо непродуманных действий военнослужащих, а в связи с совокупностью причин,' более подробно изложенных в информационной записке Прокуратуры СССР.

Согласно заключению следственной комиссии Верховного Совета Грузинской ССР по расследованию событий 9 апреля 1989 г., общее количество пострадавших составило 4035 человек.

Данный вывод является безосновательным, документально не подтвержден.

Так, в Министерстве здравоохранения республики, представившем по запросу следственных органов списки обратившихся за медпомощью содержатся сведении уже только о 3446 гражданах.

После проверки и систематизации полученных сведений выявлено общее количество обратившихся - 2919 человек. Столь значительная разница в 527 человек вызвана неоднократными обращениями в лечебные учреждения одних и тех же граждан. Так, гр. Хабалова учтена 6 раз, гр. Цинаришвили - 5. Гохадзе - 4 и т. д. Всего таким образом количество обращений увеличено на 308.

219 человек, числящихся в списках, не значится проживающими по указанным в меддокументах адресам.

Из выявленных следствием 2919 человек 243 обратились за врачебной помощью в связи с чисто механическими травмами либо в их сочетании с отравлением, 2676 - по поводу возможного отравления.

О травмах, полученных якобы во время митинга, заявили 186 участков митинга, в том числе от военнослужащих - 111 человек (90 мужчин и 21 женщина). Объективно подтверждено наличие травм от них у 74 человек.

64 участника митинга заявили, что пострадали в ходе возникшей давки не от действий военнослужащих, а от брошенных в толпу неустановленными лицами предметов и иным способом. Из числа таких лиц (49 женщин и 15 мужчин) 7 человек получили тяжкие, 5 - менее тяжкие, 16 человек - легкие телесные повреждения, в отношении 12 человек сделан вывод об отсутствии телесных повреждений, в отношении 23 человек из-за отсутствия в лечебных учреждениях медицинских документов экспертиза не назначалась.

В средствах массовой информации, материалах комиссии Верховного Совета Грузинской ССР некоторыми демонстрантами утверждалось о разгоне митинга десантниками, от которых многие митингующие получили телесные повреждения, а некоторые погибли от саперных лопаток.
Следствием установлено, что для такого заключения основанием послужили непроверенные, а зачастую и ложные показания «потерпевших» и «очевидцев».

Кроме того, при определении механизма образования телесных повреждений медицинские работники Министерства здравоохранения Грузии не провели, как того требует уголовно-процессуальный закон, обязательного освидетельствования потерпевших, что и привело к искажению количества травмированных.

Собранными доказательствами установлено, что в ходе вытеснения митингующих при самозащите малыми пехотными лопатками от противоправного нападения со стороны большой группы демонстрантов, вооруженных различными предметами, десантники причинили травмы в виде разных ран 4 мужчинам, травмы эти относятся к категории легких с кратковременным расстройством здоровья.

У 8 якобы потерпевших при освидетельствовании и экспертном исследовании вообще никаких повреждений не обнаружено. В отношении остальных 6 «пострадавших» нельзя утверждать о причинении травм ребрами лопаток. Некоторые свидетели дали об этом ложные показания.

Погибших от лопаток вообще не оказалось.

Как указывалось, в ходе вытеснения митингующих в давке у Дома правительства получили смертельные травмы 18 человек (16 женщин и 2 мужчин, а гр. Квасролиашвили погиб в результате собственных противоправных действий при падении на асфальт во время нападения на военнослужащих. По заключению комплексной комиссионной судебно-медицинской экспертизы в составе 21 наиболее квалифицированного специалиста страны смерть 18 демонстрантов наступила от механической асфиксии вследствие сдавления груди и живота в давке, а не от рубленых, резаных ран или избиения резиновыми палками. Как бесспорно установлено следствием, в непосредственном соприкосновении с погибшими митингующими военнослужащие не были.

Признаков воздействия на погибших слезоточиво-раздражающих веществ ХАФ и Си-Эс, примененных войсками, экспертизой не выявлено.

Учитывая, что большинство погибших являлись женщинами, эксперты отметили это как еще одно доказательство наступления их смерти от механической асфиксии, поскольку вследствие их возраста и телосложения они не были способны, как мужчины, противостоять давлению в толпе.

Необходимо отметить, что при вскрытии трупов погибших в Тбилиси были выявлены столь характерные для механической асфиксии признаки (переломы грудины, ребер, множественные кровоподтеки и ссадины в области конечностей, разрывы ткани одежды от перерастяжения, отпечатки обуви на ней, мелкоточечные кровоизлияния в области лица, шеи, груди и т. п.), что грузинские судебные медики сразу же выдали родственникам погибших врачебные свидетельство о смерти (следствием изъяты их подлинники) и в 13 случаях указали причиной смерти компрессионную асфиксию от одновременного сдавления груди и живота.

Экспертной комиссией НИИ судебно-медицинской экспертизы МЗ СССР опровергнуты выводы Главного патологоанатома Минздрава ГССР Т. И. Деканосидзе о том, что смерть 12 из погибших наступила вследствие ингаляционного воздействия на них отравляющих веществ, при этом эксперты отметили, что Деканосидзе при исследовании гистологических препаратов и даче экспертного заключения, вопреки объективным данным, этике и компетенции эксперта, результаты своих исследований оценил предвзято и неправильно.

Из заключения судебно-химической экспертизы следует, что в результате применения внутренними войсками МВД СССР 9 апреля 1989 г. 30 единиц химпрепаратов ХАФ и Си-Эс на месте происшествия не создавалась концентрация аэрозоля этих веществ, способная вызвать смертельное поражение человека.

По мнению эксперта ООН А. Д. Горбовского, для создания смертельных концентраций аэрозолей указанных веществ в конкретных условиях 9 апреля 1989г. необходимо было бы увеличить количество примененных средств не менее чем на всем протяжении проспекта.

Комиссия указала также, что случай смерти от отравления веществами типа ХАФ и Си-Эс в специальной литературе обосновываются как единичные, казуистические и то через 85-96 часов после вдыхания их в высокой концентрации в закрытом небольшом помещении. Описание случаев смерти в открытом пространстве не встречалось за многие годы ни в отечественной, ни в зарубежной литературе.

Несмотря на это, версия о «смертельных отравлениях» была преподнесена общественности и даже I Съезду народных депутатов СССР как достоверно установленный факт, в виде заключения медицинской подкомиссии Верховного Совета ГССР по расследованию событий, имевших место в Тбилиси 9 апреля 1989 г.Одновременно экспертами НИИ судебной медицины Минздрава СССР показана несостоятельность заключения группы специалистов, в котором утверждалось, что смерть большинства из погибших наступила от сочетанного действия механического фактора и отравляющих веществ.

Выводы экспертов Минздрава СССР о гибели погибших вследствие механической асфиксии частично подтверждены и комиссией от международной организации «Врачи за права человека». Члены этой комиссии в своем докладе отметили, что бригада врачей настойчиво пытались более глубоко ознакомиться с результатами экспертизы трупов и лабораторными исследованиями, так как «доказательства, полученные в результате вскрытия 16 трупов, а также в результате официального токсикологического расследования, являлись фрагментарными и неубедительными». Однако представители Минздрава Грузии, ссылаясь на разнообразные и недостаточно убедительные причины, необходимых документов комиссии не представили, т. е. по существу препятствовали им в установлении истины. С целью установления числа лиц, подвергнувшихся интоксикации, а также причинной связи между отравлениями и примененными спецсредствами следствием было проведено 2628 экспертиз. В итоге комиссией экспертов выявлено только 13 случаев отравлений ХАФ или Си-Эс, которые причинно связаны с событиями 9 апреля 1989 г. на проспекте Руставели. Лишь у одного человека - гр. Майсурадзе обнаружены легкие телесные повреждения с расстройством здоровья, еще у одного - легкие без расстройства здоровья, а у остальных 11 - без оценки степени тяжести.

Лиц с тяжкими либо менее тяжкими телесными повреждениями вообще не выявлено...

В ходе вытеснения митингующих с площади у Дома правительства и от здании Гостелерадио пострадало 167 человек -154 демонстранта и 13 работников местной милиции. 13 демонстрантов получили легкое отравление, а 141 митингующий -телесное повреждения, в основном легкие. При этом установлен, что непосредственно от действий военнослужащих пострадало 100 демонстрантов и 13 работников местной милиции. Остальные митингующие пострадали от действий самих демонстрантов. От противоправных действий боевиков и хулиганствующих групп молодежи пострадало 189 военнослужащих, защищенных бронежилетами, касками и щитами, т. е. почти в 2 раза больше, чем пострадало митингующих, которые таких средств защиты не имели. При этом 12 военнослужащих получили колото-резаные раны, 10 - серьезные черепно-мозговые травмы, 67 - рвано-ушибленные раны, а остальные - ушибы и гематомы.

С учетом всех собранных по делу материалов следствие пришло к выводу, что в ходе операции были допущены отдельные незначительные организационно-тактические просчеты, которые, однако, не помешали выполнить поставленную задачу.

В заключении комиссии МВД СССР сделан общий вывод.
«Анализ организации и действий войск в операции, а также условий и порядка применения личным составом индивидуальных средств защиты и активной обороны, в том числе специальных средств "Черемуха", позволяет сделать вывод о том, что деятельность командиров по управлению силами и средствами, а также действия личного состава осуществлялись в рамках Устава ВС.ВВ Войска не превысили своих полномочий в ходе выполнения поставленных задач».

С учетом всех имеющихся доказательств следствие считает данный вывод объективным, основанным на установленных фактических обстоятельствах дела.
За организацию и активное участие в совершении указанных выше групповых противоправных действий, грубо нарушающих общественных порядок, Гамсахурдиа, Костава, Церетели и Чантурия прокуратурой Грузинской ССР были арестованы и привлечены к уголовной ответственности по ст. 206 (3) УК ГССР.

Как указано в постановлении прокуратуры Грузинской ССР.
«...Вина З.К.Гамсахурдиа, Г.О.Чантурия, И.С.Церетели полностью подтверждается имеющимися в деле доказательствами, в частности: протоколами осмотра места происшествия, показаниями свидетелей, фактическими признаниями самих обвиняемых, приобщенными к делу в качестве вещественных доказательств фото и видеоматериалами и другими материалами, тем самым установлено, что предъявленное им обвинение полностью доказано...»

Полностью подтвердив на следствии совершение противоправных действий, в результате пресечения которых имелись человеческие жертвы и большое число граждан получили телесные повреждения, а также содержание выступлений на митингах, Гамсахурдиа, Костава, Церетели и Чантурия виновными себя в предъявленном им обвинении, однако, не признали, заявив, что вообще не признают правомерность существования, советской власти и действующего в Грузинской ССР законодательства.

О нежелании организаторов митинга подчиниться законным требованиям органов власти о необходимости прекращения антиобщественных действий, которые могли повлечь человеческие жертвы, Церетели при допросе, в частности, показал:
«Нам было известно, что в Тбилиси были приведены специальные подразделения войск для разгона митинга. Но я со своей стороны не предпринимал никаких мер для того, чтобы разошлась начатая мирная акция... Мы были готовы к разгону и призвали народ, чтобы он радостно и мужественно встретил ожидаемую беду...»
Через год после трагедии в одном из интервью (Непримиримые: Заметка о грузинской оппозиции / Неделя. № 18) Чантурия откровенно заявил корреспонденту газеты:
«...Девятое апреля, несмотря на пролитую кровь, это наша большая победа...»

5 февраля 1990 г. уголовное дело по обвинению Гасахурдиа, Церетели и Чантурия прокуратурой Грузинской ССР было прекращено на основании ст. УПК ГССР ввиду изменения обстановки, а в отношении Костава - в связи с его смертью.

Исходя из анализа всех материалов уголовного дела, следствие обоснованно привело к выводу, что должностные лица, принимавшие решение о пресечении митинга, и руководители операции не предвидели и объективно не могли предвидеть, что военнослужащие столкнуться с таким организованным упорным сопротивлением и наступят тяжкие последствия.
В связи с изложенным уголовное дело в отношении должностных лиц и военнослужащих внутренних войск МВД СССР и Советской Армии производством прекращен за отсутствием в их действиях состава преступления.

Оснований для отмены этого решения не имеется.

Таким образом, все последствия тбилисских событий 9 апреля 1989г., в том числе пролитая кровь невинных жертв, целиком и полностью находится на совести организаторов незаконной политической акции, чьи действий должны были квалифицироваться как организация массовых беспорядков и разжигание межнациональной вражды и розни.

Уголовное дело в отношении их прекращено прокуратурой Грузинской ССР необоснованно, так как реально изменения обстановки в то время не произошло. Однако необоснованное решение отменено тогда не было, а теперь восстановление справедливости и законности по этому делу стало практически невозможным в силу новой политической ситуации в Грузии.

Генеральный прокурор СССР Н. С. Трубин

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments